Навязчивый запах в носу

Центральная аносмия может быть спровоцирована нарушением мозгового кровообращения. Эти узкопрофильные специалисты могут назначить дополнительные исследования. Каждый случай заболевания требует индивидуального подхода. Нарушение, спровоцированное аллергическим ринитом, требует приема антигистаминных средств системно или местно.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Мерещатся запахи: как избавиться от обонятельных галлюцинаций

Елена Фанайлова: Свобода в клубе "Март". Наша сегодняшняя тема - запах. Запах, как социальный феномен. Запах, как нечто, что провоцирует человеческие эмоции.

Какова роль запаха в жизни современного человека, как она менялась с советских времен до нынешних и как она менялась с течением вообще человеческой цивилизации. Надо сказать, что программа наша отчасти связана с переизданием замечательного двухтомника под названием "Ароматы и запахи в культуре".

За нашим столом три автора этого собрания - это социолог Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра, это историк культуры Оксана Гавришина, РГГУ, это филолог Ольга Асписова, которая переводила для этой книги известного парфюмера Стефана Елинека, и к нам любезно присоединилась Галина Анни, парфюмерный критик и коллекционер. Я записала разговор с доктором, заведующей поликлиникой Федерального государственного центра отоларингологии Ириной Юрьевной Серебряковой.

С некоторыми вопросами физиологического характера я к ней обратилась. Начнем с простого вопроса. При помощи чего люди чувствуют запах? Ирина Серебрякова: В носу на слизистой оболочке есть такие клетки, нейроспиральные рецепты, зрительно образные, это обонятельные клетки, которые как раз и реагируют на различные пахучие вещества.

Располагаются они достаточно глубоко в полости носа, в области обонятельной щели. Для того чтобы более хорошо почувствовать запах, человек должен немножко форсированно подышать, чтобы завихрения воздуха с этим веществом происходили, то, что мы называем, принюхиваться, достаточно активно.

И уже от этих клеток по нейронам в головной мозг поступает сигнал, и человек распознает тот или иной запах, то или иное пахучее вещество. Елена Фанайлова: Многие люди отмечают, что для них запахи связаны с эмоциями, с воспоминаниями, часто с детскими воспоминаниями. Кроме того, мы говорим, приятные или неприятные запахи. Как это связано с деятельностью головного мозга?

Ирина Серебрякова: Бесспорно, такая закономерность существует, но ответить на этот вопрос не представляется возможным, потому что со стороны отоларингологии таких работ не проводилось, изучение, это больше физиологическая область и все-таки она больше эмоциональная и достаточно, в общем, эмпирическая. Мы об этом знаем, но как-то доказать на уровне материальном достаточно сложно этот процесс, его объяснить.

Потому что существуют химические теории восприятия запахов, но тоже они оставляют достаточно много вопросов. Порог восприятия запаха у человека достаточно низкий, то есть где-то 2 на 10 минус седьмой степени на литр растворение этого пахучего вещества должно быть. Но эмоциональная сфера - это все-таки область более эмпирическая, чем материалистическая.

Достаточно сложно ответить на этот вопрос с позиции материализма, так скажем. Елена Фанайлова: Если ваши больные жалуются на нарушение обоняния, они это воспринимают в результате, вероятно, каких-то воспалительных процессов или в результате нарушения работы каких-то физиологических центров, которые руководят деятельностью обонятельной системы.

Как больные это воспринимают? Это небольшая потеря, грубо говоря, потерять обоняние, или все-таки люди страдают от этого? Ирина Серебрякова: Это удивительная вообще вещь, потому что если идет хронический воспалительный процесс, который нарастает достаточно медленно, больной потихоньку адаптируется: сначала идет снижение обоняния, а потом его отсутствие. Но если это происходит остро, как, например, при аллергическом рините, когда вдруг возникает вот этот отек, тогда больной полностью дезориентирован, при острой потере обоняния человек воспринимает это как полную катастрофу.

Жалобы достаточно эмоциональные всегда возникают, человек говорит больше об этом, чем даже о том, что ему на фоне отека сложно дышать. А при хроническом, постепенном таком процессе люди более как-то спокойно относятся к этому явлению, то есть потихоньку они привыкают к потере обоняния, во всяком случае, к его снижению.

Елена Фанайлова: Для чего обоняние понадобилось человеку, человечеству в процессе эволюции? Ирина Серебрякова: В процессе эволюции обоняние играло роль, как основные органы чувств, я так понимаю, для того, чтобы выжить просто: кто свой, кто чужой, годится в пищу или не годится. В какой-то степени даже для ориентации в пространстве. Постепенно, чем более цивилизованным становится общество, тем менее мы нуждаемся в обонянии. Конечно, таких работ нет, но это достаточно по источникам, по хроникам сложно проследить, но я думаю, что в процессе эволюции все-таки ослабление идет в сторону снижения обоняния.

То есть мы не настолько чувствительны уже к запахам стали, как были, менее, наверное, их дифференцируем, чем это было ранее.

Исключения, наверное, составляют так называемые нюхачи, которых используют парфюмеры, то есть люди с обостренным обонянием, но таких людей единицы, на 10 тысяч один. А среднестатистический человек, конечно, в процессе эволюции потихоньку обоняние у него становится менее острым, чем было на заре? Елена Фанайлова: Это такая плата за развитие цивилизации?

Ирина Серебрякова: Я думаю, что да, потому что у нас более развиваются те органы, которые нам необходимы. Органы, которые уже меньшую нагрузку несут, менее нам нужны для жизнедеятельности, постепенно приходят в упадок, так сказать, уже становятся более рудиментарными. На сегодняшний день обоняние нам не настолько нужно, как оно нужно было, например, тысячу лет назад. Елена Фанайлова: Ирина Юрьевна, если можно, последний, личный вопрос я вам задам. Какие запахи своего детства вы помните?

Ирина Серебрякова: Это запах Черного моря в первую очередь, это самый яркий. Как говорят многие, море воняет, это водоросли, которые есть только в Черном море, ни одно море мира такого запаха не имеет, как Черное море, во всяком случае, на Северном Кавказе нашем.

Наверное, самые яркие воспоминания - это булочные, запах булочной, и запах Черного моря. Елена Фанайлова: Доктор Ирина Юрьевна Серебрякова со своей версией истории запахов в развитии человеческой цивилизации.

А теперь культуролог Ольга Вайнштейн, собственно говоря, главный редактор сборника "Ароматы и запахи в культуре". Каковы гуманитарные основания для того, чтобы разговаривать о запахах? Мы же можем услышать упреки от ученых, физиологов и медиков, что рассуждения литераторов и культурологов и даже социологов на тему запахов является ничем иным, как некоторой гуманитарной спекуляцией, скажем так.

Ведь гуманитарии не описывают молекулярный уровень запахов, физиологический и так далее, и так далее. Что скажете? Ольга Вайнштейн: Я думаю, эти упреки будут повторяться всегда, потому что за ними стоит вечная оппозиция природы и культуры. Биологи и физиологи, разумеется, изучают запахи со своей стороны.

А вот то, что делают культурологи, наверное, действительно стоит пояснить. С моей точки зрения, культурологи изучают исторический смысл запахов или, если можно сформулировать иначе, механизмы означивания, чувственных впечатлений, механизмы означивания запаха.

С этой точки зрения, изучение запахов - это поле для семиотики, для культуры повседневности, для истории эмоций, социологии, истории, антропологии. То есть очень многих гуманитарных дисциплин. Запах представляет из себя совершенно идеальную модель культуры, потому что в нем произвольная связь между формой и содержанием.

То есть то, что всплывает в нашем сознании, это может быть, когда мы ощущаем тот или иной запах или связано с нашей личной историей, это может быть продукт рекламы, это может быть работа наших культурных установок, продукт цивилизации, как мы воспитаны. И вот здесь, наверное, можно сформулировать первый принцип гуманитарного подхода к запахам, это принцип культурной относительности.

То есть не существует запахов, которые заведомо имеют определенный культурный смысл. Этот смыл подвижен и зависит от нашего индивидуального восприятия и от контекста. И вот здесь культуролог может очень интересно проследить, как восприятие запаха возникает на точке пересечения разных сфер культуры.

Приведу один пример. Скажем, в е годы 19 века животные запахи, то есть мускуса, амбры, цибетин выходят из моды и почему-то в эту же эпоху в мужском костюме исчезает цветная гамма, то есть воцаряется темный цвет, преимущественно черный, а в кулинарии проходит мода на специи. То есть эти все культурные изменения идут рука об руку. Добавлю к этим трем компонентам еще четвертый, что в эту же эпоху начинается четкое разделение парфюмов на мужские и женские. То есть женщинам остаются цветочные парфюмы, мужчинам запахи табака и кожи.

Для культуролога интересно ответить на вопрос, почему все эти изменения происходят одновременно. То есть существует момент, я хочу это подчеркнуть, такой культурной относительно, принцип культурного релятивизма, что эмоциональная и смысловая аура запаха всегда исторически подвижна. Поэтому в том двухтомнике, который я составляла, есть статьи на тему географической вариативности запахов, такие обонятельные пейзажи, которые присутствуют в той или иной стране, в той или иной культуре, и исторические ольфакторные пейзажи, то есть запахи определенной эпохи.

И дальше, следующий вопрос, который культуролог может задать, какими средствами разные сферы культуры могут воссоздать эти ольфакторные пейзажи. Например, есть статья о восприятии запаха в живописи, запах в литературе, каким образом Зюскинду удается воссоздать атмосферу Парижа 18 века, описывая литературными средствами запахи.

Вот об этом, я думаю, будет очень интересно порассуждать. Елена Фанайлова: Ольга, давайте сейчас попробуем провести маленький эксперимент. Я вас попрошу создать обонятельный пейзаж вашего детства, а потом сказать, чем, по-вашему, пахнут нулевые годы России. Давайте вспомним годы советского детства, нашего с вами общего, насколько я понимаю. Что вы помните из запахов той поры? Ольга Вайнштейн: У меня есть достаточно яркое ароматическое воспоминание, связанное с детством, запах лыжной смолы, причем это той эпохи, потому что в то время люди катались на деревянных лыжах.

Мой папа всегда брал меня в такие дальние лыжные походы. Перед этим походом полагалось лыжи смазывать лыжной смолой, и затем папа газовой горелкой проводил по лыжам, чтобы эту смолу расплавить. Вот этот запах плавящийся, пузырящейся смолы, он очень интенсивный и он для меня действительно служит символом моего детства. Сейчас лыжи синтетические и, конечно же, те смолы и те мази, которые мы использовали, сейчас уже совсем другой набор.

Смолы, по-моему, вообще не существует, не знаю. По крайней мере, этот запах для меня действительно служит символом детства.

Елена Фанайлова: Мы закончили наш разговор с Ольгой Вайнштейн на ее воспоминаниях о запахах детства. Я бы хотела, чтобы мы наш с вами разговор, собственно, продолжили на эту тему.

Я вас попрошу вспомнить, каков был, скажем так, обонятельный пейзаж вашего детства. Алексей Левинсон: Я помню два пейзажа: запах московской зимы в центре Москвы, такой, с включением бензина, и запах подмосковного лета, там много компонентов, это, конечно, луговой воздух.

Но так же это еще два очень острых воспоминания: как пахнет в маленьком сельском магазине, там острый запах кильки полупрокисшей из бочки и хлеба. Это тяжелые запахи. Это не тот запах хлеба, который описывают писатели-деревенщики, как замечательные. Еще один запах, который я не могу не вспомнить, это запах коробки из-под прадедовских сигар. Сигар в этой коробке не было уже к тому времени лет, наверное, десять, но я эту коробку храню, как одну из самых больших моих драгоценностей, и никто не знал, что она мне дорога именно поэтому.

В ней лежали карандаши, я просил дать мне карандаши, родители думали, что я собираюсь что-нибудь пописать или порисовать, это их очень умиляло, а мне важно было, как пахнет коробка. Галина Анни: Я помню шоколадную фабрику недалеко от дома.

Запах в носу

Есть люди, обладающие удивительным свойством: ощущать запах горящего дерева и вонь скунса всякий раз, когда собирается гроза. Корреспондент BBC Future встретилась с человеком-барометром. Он оглядел гостиничный номер, но не обнаружил ничего такого, что могло бы вызвать столь необычный аромат. На протяжении нескольких последующих недель запах усиливался и варьировался от древесной гари до серного лукового газа. В конце концов, он пришел к выводу, что где-то поблизости обосновалось семейство скунсов. Другие статьи сайта BBC Future на русском языке.

Запах пыли в носу. Что это может быть?

Елена Фанайлова: Свобода в клубе "Март". Наша сегодняшняя тема - запах. Запах, как социальный феномен. Запах, как нечто, что провоцирует человеческие эмоции. Какова роль запаха в жизни современного человека, как она менялась с советских времен до нынешних и как она менялась с течением вообще человеческой цивилизации. Надо сказать, что программа наша отчасти связана с переизданием замечательного двухтомника под названием "Ароматы и запахи в культуре". За нашим столом три автора этого собрания - это социолог Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра, это историк культуры Оксана Гавришина, РГГУ, это филолог Ольга Асписова, которая переводила для этой книги известного парфюмера Стефана Елинека, и к нам любезно присоединилась Галина Анни, парфюмерный критик и коллекционер.

Проблемы с обонянием – повод для беспокойства!

Сфера интересов: консервативное и оперативное лечение заболеваний носа и околоносовых пазух, глотки, гортани и уха. На нашем проекте. Более болезней. Заказ лекарств. Первая помощь. Задать вопрос. Запах в носу. Здравствуйте,у меня появился запах в носу, сначала я его слышала везде в доме, потом он стал появляться когда я готовлю есть,ну или пользуюсь духами, т.

Не так давно появился запах пыли в носу. Кто-то сталкивался с таким, что это может быть?

Одно из пяти чувств, которое мы не замечаем, можно легко потерять

Нам часто приходится мириться с неприятными запахами, но иногда они не оставляют нас в течение нескольких часов, даже когда мы давно удалились от их источника. Психологи объяснили причины этого явления. Однако дело не только в этом, а ещё и во взаимодействии нашего мозга и обонятельной системы. Мы способны мысленно воссоздавать запахи по памяти.

Под данным термином понимают состояние, при появлении которого у человека в сознании возникает запах, не соответствующий никакому раздражителю.

И ещё одна псевдопричина - обонятельную часть мозга зациклило по типу навязчивой мелодии. То есть это не запах, это навязчивое воспоминание запаха. В этом случае лекарство - резкая смена обстановки. Третью причину можно отбросить методом обнюхивания вашего выхлопа другим человеком. Первую - каплями и спреями в нос если это не онкология.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Жить здорово! Чуем недоброе: запах болезни. 14.09.2018

Комментариев: 1

  1. amir:

    Алла, я полностью на вашей стороне. Надо заниматься друг другом и детьми…а у большинства людей к сожалению это не получается, мы не умеем строить отношения и работать над собой…выходные дни надо воспринимать. как совершенно другую параллельную жизнь. Надо радоваться, что она есть….Утром чуть дольше поспать и с любовью и интересом, только искренним, пытаться дать семье то, что не давали всю неделю… Немногие это понимают!!!